Героизм и стойкость русских солдат в боевых действиях на Балканах и Кавказе

Героизм и стойкость русских солдат в боевых действиях на Балканах и Кавказе

 
ВОПРОСЫ:
1. Героизм и отвага русских воинов в наступательных сражениях.
2. Стойкость и мужество нижних чинов в ходе оборонительных боев.
 
В 1876 году в Болгарии и Сербии вспыхнули национально-освободительные восстания, которые были подавлены турецкими поработителями. В апреле 1877 года Россия, руководствуясь желанием помочь братским народам, официально начала войну против Турции (1877- 1878 гг.).
 
1
 
В конце апреля 1877 года части действующей Русской армии заняли позиции на восточном берегу Дуная с целью подготовки к боевым действиям с Турцией. Россия в союзе с Румынией, Сербией и Черногорией стремилась восстановить свое влияние на Балканах и решительно поддерживала борьбу славянских народов за национальную независимость. Уже в ходе боя на переправе русские артиллеристы потопили две броненосные плавучие батареи и заставили турецкую флотилию отойти под защиту крепостных артиллерийских орудий Силистрии.
Профессионально со своей задачей справились минеры, проявив отвагу и смекалку. Под непрерывным огнем противника они провели успешное минирование различных водных участков, таким образом прекратив сообщение Дунайской флотилии Турции с ее черноморскими силами. 8 июня минный катер (с шестовой миной) впервые в мировой истории произвел дневную минную атаку кораблей, за что его командир лейтенант Н.И. Скрыдлов удостоился ордена Св. Георгия 4-й степени. Все это позволило русскому командованию захватить инициативу ведения боевых действий и начать подготовку к форсированию войсками Дуная.
Переправу готовили скрытно, при этом неприятеля умело вводили в заблуждение. Крепости Рущук и Никополь, ярко освещенные прожекторами, обстреливались днем и ночью. В разных местах на другой берег Дуная переправлялись русские отряды. В районе Никополя демонстративно готовилась главная переправа. Турки были дезориентированы. До последнего момента они не знали, где русские войска будут форсировать Дунай.
В ночь с 14 на 15 июня 1877 года между Зимницей на левом берегу и Систовом на правом передовые армейские части переправились через реку. «Переправа... была приведена в исполнение столь внезапно и неожиданно, что ее свидетелями оказались лишь войска, бывшие в деле. Не только турки не ожидали ее здесь, но и никто не ожидал. Даже для высших лиц в армии, говорят, она была сюрпризом...» - писал в дневнике один из военных корреспондентов. Данная операция была блестяще проведена под непосредственным руководством талантливых генералов М.И. Дра-гомирова и М.Д. Скобелева.
Успешное форсирование Дуная в скором времени привело к освобождению от противника значительной территории Северной Болгарии и взятию важных в стратегическом отношении перевалов через Балканский хребет. Передовой отряд генерала И.В. Гурко, действуя активно и решительно, за короткое время преодолел по бездорожью значительные расстояния и с боем овладел главным из них - Шипкинским перевалом, связывающим Северную и Южную Болгарию. Местное население восторженно приветствовало Русскую армию. А в иностранной прессе появилось сообщение: «Переход через Балканы со столь многочисленной кавалерией и артиллерией прежде всего делает особую честь выносливости русских солдат, умелости их саперов, предусмотрительности офицеров, в особенности же энергии их генералов». Этот поход по праву может считаться одной из самых ярких страниц войны.
Успех сопутствовал русским войскам и на других направлениях. Западный отряд во главе с генералом Н.П. Криденером штурмом взял турецкую крепость Никополь, захватив 113 орудий и 7 тысяч пленных. Восточный отряд под командованием великого князя Александра Александровича, будущего императора Александра III, блокировал противника под Рущуком. В Закавказье Русская армия под командованием великого князя Михаила Николаевича взяла крепости Баязет и Ардаган, осадила Каре.
Сражения развернулись и на море. Сказавшиеся последствия Крымской войны (у России не было достаточного количества кораблей на Черном море) подвигли флотоводцев к принятию нестандартных решений. Пришлось использовать даже вооруженные коммерческие пароходы, которые, подняв Андреевский флаг, сражались с турецкими броненосцами. По инициативе капитан-лейтенанта СО. Макарова, будущего выдающегося флотоводца, русские корабли стали в спешном порядке вооружаться торпедами. Оснащенный ими пароход «Великий князь Константин» впервые в мире провел успешную торпедную атаку и у берегов Батума потопил крупный турецкий сторожевой корабль «Интибах».
Наибольшую сложность в ходе наступательных действий русским войскам пришлось испытать при неоднократном штурме сильно укрепленных крепостей и позиций, составлявших основу турецкого плана обороны. Самыми ожесточенными были сражения за турецкую крепость Плевна (Плевен), закрывавшую выход на оперативный простор.
В течение июля-августа 1877 года русскими и румынскими войсками были предприняты три неудачных штурма города, приведших к значительным потерям с обеих сторон. Героизм русских войск особенно ярко проявился в ходе знаменитого третьего штурма - «третьей Плевны» 30-31 августа. Бесстрашие русских воинов повергло в изумление даже турок. Так, первый и второй батальоны Казанского полка, по свидетельству одного из участников боя, получив приказ об атаке, «бодро и весело двинулись вперед и почти бегом, под градом пуль и гранат, вбежали в турецкие траншеи, выбивая штыком и прикладом засевшего врага». Пример мужества и стойкости показали воины Владимирского полка, которые после ожесточенного рукопашного боя заняли турецкий редут. Целые сутки держалась горстка русских солдат едва ли не против всей массы османской армии.
Вместе с солдатами на передовой бесстрашно сражались и их командиры. Наиболее любимым среди офицеров и солдат был генерал М.Д. Скобелев. После одного из штурмов Плевны в докладной записке на имя главнокомандующего его действия были оценены следующим образом: «Заслуга генерал-майора Скобелева в деле велика... В адском огне своим героическим личным примером воодушевил войска и сделал их способными на чудеса храбрости».
Однако сопротивление турок было настолько отчаянным, что только мужеством и стойкостью русских воинов переломить ситуацию было невозможно. Это обстоятельство отметил и военный министр Д.А. Милютин в своей специальной записке императору: «Если будем по-прежнему рассчитывать на одно беспредельное самоотвержение и храбрость русского солдата, то в короткое время истребим всю нашу великолепную армию».
Понеся значительные потери, русские и румынские части вынуждены были перейти к обороне. Командование решило изменить тактику: от штурма крепости перейти к ее блокаде. При строительстве оборонительных и фортификационных сооружений проявился талант выдающегося русского инженера-генерала Э.И. Тотлебена, который учел и особенности местности, и характеристики противостоящих сил. 31 октября генерал Э.И. Тотлебен послал Осман-паше письмо, предлагая во избежание напрасного кровопролития сдать город, но тот отверг предложение. Началась блокада...
Не выдержав долгой осады, турецкий гарнизон крепости Плевна в ночь с 27 на 28 ноября 1877 года предпринял отчаянную попытку прорваться сквозь строй русских солдат на узком пространстве, уподобившись тарану. Это был участок блокадной линии на левом берегу реки Вид, занятый полками 3-й Гренадерской дивизии, где еще не было создано достаточно прочных укреплений. Первый удар на себя принял 9-й Гренадерский Сибирский полк. В половине восьмого с обеих сторон заговорили пушки. Знаменитый «османовский» бой под Плевной начался... Продвигаясь довольно быстро, турки на своем пути уничтожали все живое. Гренадеры, неся тяжелые потери, дрогнули и стали отступать. Казалось, нет силы, которая могла бы остановить этот живой поток. Но в этот критический момент боя командование Русской Гвардии проявило хладнокровие и выдержку. В бой были введены резервы, которые стремительно атаковали турок. Рядовой Егор Жданов, заколов трех турецких знаменосцев, захватил боевое знамя Осман-паши. Это еще более воодушевило наступавших русских гвардейцев. Турки дрогнули и начали медленно отступать. Вскоре это отступление превратилось в беспорядочное бегство. На других участках блокирующие войска также перешли в наступление и, овладев северными, восточными и южными укреплениями, заняли Плевну.
Один из участников взятия Плевны вспоминал: «Трудно передать то счастливое, блаженное настроение, которое охватило всех нас при сдаче армии Осман-паши. 6 тысяч турок погибли, 44 тысячи попали в плен. Трофеи - 77 орудий, знамена». Русских воинов в последнем сражении пало 1186 человек, ранено - 654. Падение Плевны, твердыни Османской империи в Болгарии, стало переломным во всей кампании, что позволило предпринять ряд новых наступательных операций.
Далее путь русских войск лежал через заснеженные и непроходимые Троянский и Шипкинский перевалы Балкан. Даже местные жители редко отваживались проходить горными тропами зимой. К тому же на пути русских войск у деревни Шейново стояла 30-тысячная армия Вессель-паши. Ученые географы, все военные авторитеты считали, что Троянов перевал для войск непроходим. Германский фельдмаршал Мольтке писал: «Тот генерал, который вознамерится перейти через Троян, заранее заслуживает имя безрассудного, потому что достаточно двух батальонов, чтобы задержать наступление целого корпуса». Тем не менее Русская армия фактически решилась повторить знаменитый суворовский переход через Альпы.
Перед выступлением генерал М.Д. Скобелев обратился к отряду: «Нам предстоит трудный подвиг, достойный испытанной славы русских знамен: сегодня мы начинаем переходить через Балканы с артиллерией, без дорог, пробивая себе путь, на виду у неприятеля, через глубокие снеговые сугробы. Нас ожидает в горах турецкая армия... Не забывайте, братцы, что нам вверена честь Отечества... Дело наше святое».
27 - 28 декабря 1877 года, форсировав горные перевалы, Русская армия с ходу атаковала позиции неприятеля. Началось двухдневное Шипко-Шейновское сражение между Южным фронтом Дунайской армии под командованием генерала Ф.Ф. Радецкого и турецкой армией Вессель-паши. В ходе боев ударами с двух сторон (слева 18-тысячная колонна генерала Н.И. Святополк-Мирского, справа 16-тысячная колонна генерала М.Д. Скобелева) русские войска и болгарские ополченцы окружили турецкие силы в лагере, а затем заставили их капитулировать. Путь на Константинополь был открыт.
Успех сопутствовал русским войскам и на Кавказе. 2-4 октября 1877 года в ходе Авлияр-Аладжинского сражения (Восточная Турция) Кавказская армия одержала победу, взяв «в клещи» турецкие войска. Противник потерпел сокрушительное поражение и лишился более половины своего состава (убитыми, ранеными, пленными, дезертировавшими). Потери турецких войск составили около 18 тысяч человек, русских - 5,5 тысячи человек. Остатки турецкой армии в беспорядке отступили к Карсу, а затем к Эрзуруму. Авлияр-Алад-жийское сражение стало решающим на Кавказском театре военных действий. После этой победы инициатива полностью перешла к Русской армии.
8 сражении при Аладжи русские впервые широко использовали телеграф для управления войсками. 2 октября 1877 года в этой битве отличился майор 16-го драгунского Нижегородского полка Инал Кусов. Командуя 4-м эскадроном, он успешно отразил шесть атак турок, шедших на помощь своим частям. А на следующий день при атаке Визинкевских укреплений на Аладжинских высотах, «приняв с вверенным ему 4-м эскадроном вправо и заскакав во фланг обороняемых турками траншей, первый вскочил на укрепления». При этом майор И. Кусов был ранен, но остался в строю. За свое бесстрашие он был награжден орденом Св. Георгия. Этой же награды удостоился другой осетинский герой -штабс-капитан 155-го пехотного Кубанского полка Александр Бегиев, который, командуя ротой при штурме горы Деве-Бойну в окрестностях Эрзурума, выбил неприятеля из траншей, первым взбежал на эту высоту и захватил одно орудие.
9 октября 1877 года русский корпус (32 тыс. человек) под командованием генерала И.Д. Лазарева осадил Каре. Крепость защищал 25-тысячный турецкий гарнизон. Штурму предшествовала бомбардировка крепостных укреплений, длившаяся с перерывами 8 дней. В ночь на 6 ноября русские отряды пошли на приступ, который завершился взятием крепости. Важную роль в штурме сыграл сам генерал И.Д. Лазарев. Он возглавил отряд, который овладел восточными фортами крепости и отразил контратаку подразделений противника. Взятие Карса фактически завершило войну на Кавказском театре военных действий.
Отмечая доблесть Русской армии, император Александр II прислал телеграмму: «Горжусь нашими славными войсками, доказавшими, что для них невозможного нет». Действительно, на этой войне Русская армия поступками не единожды доказывала свою мощь и величие.
 
2
 
Одной из самых ярких героических страниц начала войны стала оборона крепости Баязет. В этой цитадели находился незначительный русский гарнизон, который насчитывал 32 офицера и 1587 нижних чинов. Ему противостоял турецкий корпус под командованием Фаик-пашы общей численностью около 12 тысяч человек. Осада началась 4 июня 1877 года. Предпринятый османами 8 июня штурм крепости закончился полной неудачей. Тогда Фаик-паша перешел к блокаде, надеясь, что голод и зной лучше его солдат справятся с осажденными. Но несмотря на нехватку воды, русский гарнизон отверг предложение о сдаче. К концу июня солдатам выдавали в летнюю жару лишь по одной ложке воды в день. Положение казалось настолько безнадежным, что комендант Баязета подполковник Пацевич высказался на военном совете за сдачу. Возмущенные таким предложением офицеры застрелили коменданта. Оборону возглавил офицер Ф.Э. Штоквич. Гарнизон продолжал стойко держаться, уповая на выручку. И надежды баязетцев оправдались. 28 июня им на помощь подоспели части генерала А.А. Тергукасова, которые с боем прорвались к крепости и спасли ее защитников. Потери гарнизона за время осады составили 7 офицеров и 310 нижних чинов. Героическая оборона Баязета не позволила туркам выйти в тыл русским войскам и развернуть широкомасштабное наступление. По окончании осады многие участники были награждены медалью «За героическую защиту Баязета в 1877 г.».
Но поистине беспримерное мужество и стойкость русских солдат, их интернациональный дух проявились в ходе обороны Шипкинского перевала, имевшего стратегическое значение во всей кампании. Его важность определялась тем, что для русских войск через него шел кратчайший путь к столице Турции. В обратном направлении с лета 1877 года к осажденному турецкому гарнизону крепости Плевна пыталась пробиться 40-тысячная отборная армия под командованием Сулейман-паши.
Шипкинский перевал обороняли малочисленные части: три батальона Орловского пехотного полка, пять дружин Болгарского ополчения и четыре казачьи сотни - всего 5 тысяч человек при 27 орудиях. Начальником обороны был опытный генерал Н.Г. Столетов, сумевший организовать эффективную систему защиты перевала.
Первый удар на подступах к Шипке турецкая армия нанесла по городу Эски-Загра (Стара-Загора), который оборонял небольшой русско-болгарский гарнизон численностью в 3,5 тысячи человек. Ожесточенный бой продолжался почти весь день 19 июля 1877 года. Особенно героически сражалась 3-я дружина болгарского ополчения, над позициями которой развевалось знамя, врученное болгарам городом Самарой как «залог любви России». В разгар боя упал раненный в живот знаменщик 3-й дружины ополчения унтер-офицер Авксентий Цымбалюк, но снова поднялся. Два знаменосца, подхватившие из его ослабевших рук знамя, были убиты. Командир дружины подполковник Петр Калитин сам взял его, но также был сражен пулей. Турки яростно стремились захватить ценный трофей. Командирский ординарец болгарин Николай Караев зарубил шестерых врагов, прокладывая дорогу несущему эту святыню русскому унтер-офицеру Фоме Тимофееву. Так скреплялось кровью русско-болгарское братство.
Две недели спустя армия Су-лейман-паши попыталась овладеть Шипкинским перевалом. Одними из первых приближение неприятеля обнаружили и своевременно донесли об этом командованию казаки разведывательного пикета Донского казачьего полка Василий Горбунков и Григорий Логачев. Вскоре турецкие войска показались в поле зрения с Шипкинского перевала. «Доношу безошибочно, - сообщал генерал Н.Г. Столетов генералу Ф.Ф. Радецкому, который командовал Южным фронтом Дунайской армии, - что весь корпус Сулейма-на, видимый нами как на ладони, в 8 верстах от Шипки. Силы неприятеля громадны, говорю это без преувеличения; будем защищаться до крайности, но подкрепление крайне необходимо». Сулейман-паша, зная о малом числе защитников Шипки, одновременно с приказом о наступлении на перевал послал султану в Константинополь донесение о взятии Шипки, но, как показали события, он явно поторопился. Этот маленький клочок горной земли, закрывавший туркам путь через перевал, оказался для них непреодолимым.9 августа в 7 часов утра войска Сулейман-паши атаковали русские и болгарские части, находившиеся на Шипкинском перевале. Бой был жарким, турецкие атаки следовали одна за другой. Защитники Шипки мужественно отражали многочисленные атаки противника.
Особую роль в защите Шипкинского перевала сыграла русская артиллерия. Во многих случаях артиллеристы своим метким огнем уничтожали до трети неприятельской колонны, прежде чем она успевала подойти к русской позиции, и тогда в бой вступала пехота. 10 августа героический подвиг совершил наводчик Пантелей Неделько. От разрыва турецкой гранаты загорелся зарядный ящик. Взрыв угрожал уничтожить всю русскую батарею. Тогда П. Неделько бросился к горевшему ящику, вынес его на руках с огневой позиции и отбросил в сторону. Опасность была устранена. Умело стрелял бомбардир-наводчик Степан Петров. Своими удачными выстрелами он несколько раз заставлял замолчать неприятельские пушки. Очень удачно стрелял бомбардир-наводчик Степан Телятников. Хладнокровие его и полнейшее невнимание к жужжанию пуль и осколков неприятельских гранат, постоянные шуточки над неудачными действиями противника ободряюще действовали на солдат, отмечало русское командование, представляя С. Телятникова за проявленное мужество к награде.
Утром 11 августа турецкие войска начали новое наступление по всей линии русской обороны. Турки особенно активно действовали на обоих флангах. «Но каждый, зная, что отступления нет, решил умереть, но не сдаться живым в руки неприятеля», - вспоминали участники боя. К полудню бой достиг апогея. Отбитые вражеские атаки непрерывно сменялись новыми.
К исходу третьих суток боев, когда положение защитников Шипки стало отчаянным - они были почти окружены, подошла долгожданная помощь - Брянский полк неполного состава, прошедший в сорокоградусную жару за день 56 верст. Свежие резервные подразделения генерала Ф.Ф. Радецкого немедленно перешли в контратаку, и турецкие части откатились на свои исходные позиции.
Упорство русских ничем нельзя было сломить. Даже когда, например, в батальоне Подольского полка выбыли из строя все офицеры, командование ротами приняли фельдфебели Андрей Лысенко, Никифор Пытьков, Осип Михасюк, своей храбростью показывая пример остальным. На другом участке боя, когда османы совершили фланговый обход, 5-я рота Брянского полка под командованием поручика Шнея штыковой атакой опрокинула неприятеля.
Начальник главной позиции полковник А.О. Липинский доносил командованию: «Можно сказать, что всякий офицер и нижний чин, участвовавшие в бою 11 августа, не думали о себе и держали себя с полным достоинством». Действительно, на Шипке русские солдаты и офицеры, болгарские ополченцы проявили чудеса мужества и массового героизма.
В последующие дни бои в районе перевала продолжались, но было ясно, что критический момент миновал и врагу овладеть Шипкой уже не удастся. За шесть дней (9-15 августа) русско-болгарский отряд потерял около 4 тысяч человек, противник - более 7 тысяч, много турок полегло в штыковых атаках.
Но до полной победы русским войскам было еще далеко. Особо тяжело защитникам Шипки пришлось с наступлением зимы, когда в горах помимо неприятеля их врагами еще стали сильные вьюги и морозы. Бойцам приходилось тяжко: ни днем ни ночью не было отдыха. Солдаты замерзали, но не оставляли своих позиций. Умирая от пуль, холода и голода прямо на позициях, воины «передавали товарищам последний завет свой - не уступать врагу земли, где каждая пядь облита их кровью, где они... стояли живой стеной».
В это тяжелое время вместе с бойцами настоящее мужество и профессионализм проявил медицинский персонал из Гатчины, в самых невыносимых условиях спасая раненых и больных. Работая на перевязочных пунктах, отличились младший врач Н.Ф. Крузе и батарейные фельдшеры - А.И. Иванов, К.Е. Колесниченко, К.И. Крылов. За свой врачебный подвиг все они были награждены серебряными медалями.
Героизм защитников Шипки был не напрасным. Невероятная их стойкость и подход крупных подкреплений из России создали предпосылки для перехода всей русской Дунайской армии в решительное наступление. Турки были отброшены, а затем и вовсе отошли. Сулейман-паше не удалось прорваться в Северную Болгарию.
Защита русскими и болгарами Шипкинского перевала с полным правом может быть названа беспримерной в предшествующей истории военного искусства. Она навсегда осталась в памяти двух народов как образец высокой стойкости, доблести и мужества воинов-братьев.
Общий успех русских войск вскоре вынудил османскую армию капитулировать, а правительство Турции - признать свое поражение. 19 января 1878 года в Адрианополе было подписано перемирие, а 19 февраля в Сан-Стефано - мирный договор. Война, в которой погибло около 200 тысяч русских воинов, завершилась. Главным ее итогом стала независимость Сербии, Черногории, Румынии, освобождение
болгарского народа от пятисотлетнего османского рабства.
Для большинства балканских народов Россия навечно осталась верным другом и надежным защитником. Как и прежде, в наиболее сложные периоды своей исторической судьбы они обращают свои взоры в сторону России, связывают с ней свои надежды. И в нынешней сложнейшей ситуации на Балканах Россия играет ключевую роль, отстаивая справедливое взаимовыгодное решение существующих проблем.
 
Рекомендуемая литература:
1. Военный Энциклопедический Словарь. - М., 1986. - 693с.
2. Золотарев В.А. Россия и Турция: Война 1877 - 1878. - М., 1983. - 232с.
3. Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. - М., 1997. - 365с.
4. Митрополит Серафим (Чичагов). Доблести русских воинов. Рассказы о подвигах солдат и офицеров в русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг. - М., 2006. - 320с.
5. На службе Отечеству: Об истории Российского государства и его вооруженных силах, традициях, морально-психологических и правовых основах военной службы. Книга для чтения по общественно-государственной подготовке солдат, сержантов Вооруженных Сил Российской Федерации/ Под ред. В.А. Золотарева, В.В. Марущенко. - М., 1999. - С. 96 -97.
 
Полковник
Олег ПИВЕНЬ,
кандидат исторических наук.

Оксана ПИВЕНЬ,
историк
 
«Ориентир» 2008.07
 
Анализ интернет сайта